Телефон: +7(495)942-7790
Режим работы: Пн-Пт 8:00-21:00, Сб 9:00-20:00, Вс 10:00-18:00
Отзывы пациентов

Люди, приученные к стрессу

Автор: Елена Де-Бовэ

Источник: http://professionali.ru/Soobschestva/biznes-klub/ljudi-priuchennye-k-stressu/

«Нынешнее образование оставляет желать лучшего»,— так говорят все или почти все, кто так или иначе имеет отношение к этой сфере. Положение, действительно, серьезное и надо бы подумать о том, к чему может привести слепое перенимание западных образцов «воспитания». Запад – это особый мир, значительно отличающийся от русского, и потому глупое обезьянничанье и копирование порочных воспитательных практик, производящих психически ущербных людей, не может привести ни к чему хорошему.

Нынче Россия может воочию видеть новое поколение, выросшее исключительно при капитализме. Это — тот уникальный «продукт», который мы сварганили собственными руками – результат нашего безумного творчества и новаторства. Этот «продукт» есть наш «ограничитель».

«Что посеешь – то и пожнешь» — говорит горькая русская пословица. «Из ничего ничего и выйдет» — вторит ей индийская мудрость. «Посеешь ветер – пожнешь бурю» — третье наставление древних. «Не плюй в колодец – пригодится воды напиться»… Абсолютно вся многовековая мудрость предупреждает сумасшедших «новаторов» о том, чего не надо делать. Но мы, презревшие всё и вся, решили проявить своеволие. Впрочем, кто знает, может быть современным воротилам именно такие «продукты» и нужны в наше сумасшедшее время. Они посеяли «ничто» и получили ничто в квадрате. Что же удивляться современному невежеству молодых людей? Ведь они росли в особых условиях и подвергались нескончаемым экспериментам. Что только с ними ни делали, как только не калечили.

Старшее поколение, видно от большого ума, прошлось по молодым и неокрепшим душам катком реформ и хаосом постоянных реорганизаций в школах и вузах. Детей травили тестами и пугали сроками. Им преподавали «философию физкультуры», торговли и «основы безопасности жизни». Из программы обучения выхолостили всё живое, смешав все события в один гордиев узел, который невозможно распутать, но зато можно разрубить одним махом, купив себе «корочки».

Что можно требовать от ученика, если на одном уроке ему рассказывают о реформах Петра первого, на втором – о кризисе демократии в Древней Греции, а на третьем в его больной мозг впихивают прозу Солженицына или фантастику М. Булгакова? В таких условиях основы внутреннего «храма» человека, едва заложенные, начинают рассыпаться. Не только пропадает какая-то перспектива, но она и намеренно разрушается. Человек не может отделить главное от второстепенного, потому что ему не дают задуматься. Его не оставляют в покое. Его заставляют постоянно менять ракурс и ежесекундно перестраиваться. Его постоянно пытают вопросами, на которые он должен отвечать только «да» или «нет».

Американцы утверждают, что в условиях современного, быстро меняющегося мира, такое воспитание – самое правильное. Поэтому в их программах всё предусмотрено для калечения психики человека в раннем возрасте: нескончаемые реформы, постоянные перестановки и реконструкции, изменения правил, учебных программ, учебников, отмена традиций и вообще всего устойчивого, за что молодой ум мог бы зацепиться, как за спасательный круг.

Американские педагогические технологии, которые сегодня практикуются в русских школах, имеют внешнее сходство с традициями ниндзя, которые воспитывали своих детей весьма специфически. Они клали только что родившегося младенца в мешок и начинали его раскачивать все больше и больше, как маятник. В конце концов люлька достигала стены и ребенок получал ушибы. Ребенок, если хотел жить, должен был приспосабливаться к таким ужасным условиям и группироваться в люльке таким образом, чтобы меньше ушибаться. Это умение становилось основой его тяжелой и опасной жизни. Примерно так же воспитывают сегодня современных детей. Разница заключается только в том, что ниндзя знали, для чего они это делают, но наши сегодняшние родители и даже высоколобые профессора не понимают смысла современного обучения.

А смысл воспитания заключается в том «продукте», который появляется на выходе. Он представляет собой человека, который глух и слеп ко всему на свете, кроме своих животных импульсов. Это одинокое существо – полностью замкнутая на себе био-система, дрейфующая на льдине в открытом море. Вся сфера обучения сегодня пронизана индивидуализмом, который загоняет человека в свои страшные глубины, из которых у него нет выхода. В результате производится совершенно несчастный человек, изначально пораженный в своих правах.

М.И. БУЯНОВ в книге «БЕСЕДЫ О ДЕТСКОЙ ПСИХИАТРИИ» рассказывает о детях, вызволенных из фашистских концентрационных лагерей в годы Второй Мировой Войны. Они подвергались психологическим экспериментам и были воспитаны весьма специфически. У маленьких детей были задержки в развитии. У старших были зарегистрированы нарушения поведения. Дети были очень подозрительны и негативно относились к окружающим. Их отличала лживость, мстительность, циничность, гневливость и желание любой ценой выбраться наверх и спасти свою жизнь.

Перенесенные унижения они вымещали на первых попавшихся людях. Эти дети легко возбуждались и вступали в драку. Они никому не доверяли и даже доброе к ним отношение встречали циничными насмешками. Всех детей, найденных в нацистских концлагерях, помещали в реабилитационные центры, где с ними годами работали педагоги, психологи и психиатры, пытаясь приучить их к нормальной человеческой жизни.

Что происходит с сегодняшними детьми? Почему они так напоминают детей из концентрационных лагерей? Почему их психология оказалась надорванной? Почему они с таким ужасом смотрят на свою будущую жизнь и уже с младых ногтей готовы попрать все на свете только ради того, чтобы выжить?

Западное общество породило феномен «рассерженных мальчиков», ненавидящих своих родителей и все общество, плюнувшее в их душу. Почему бы и нам в России не воспроизвести то же самое явление, но в более утрированном варианте? Ведь русская душа всё делает с неописуемым размахом.

Сегодня дети с искаженной психикой стали обычным явлением. Но ведь это – психическое заболевание. Самыми общими симптомами проявления «искаженных» детей является гиперактивность и расторможенность. Такими же гиперактивными были и дети, привезенные из концентрационных лагерей. Не от большого ума они такими были, а от чувства постоянной опасности, к которому их приучили. «Маленькие дети [привезенные из концентрационных лагерей],— пишет М.И. Буянов,— были крайне раздражительны, бесцельно бегали, визжали, всё рвали и уничтожали. Что касалось их развития, то оно было всесторонне задержанным: дети не умели есть, не соблюдали чистоты тела, не умели играть».

Современные родители знают, что собой представляет гиперактивность детей, но иные бабушки этим даже гордятся. «Моя внучка,— сообщила мне одна моя знакомая,— такая бойкая. Ни минуты не посидит спокойно. С куклами, правда, не играет. Предпочитает мучить кота. Что она только с ним ни делает!»

То, что современные дети не могут сидеть спокойно, сосредотачивая внимание на игре,— стало обычным явлением. Нынешние дети вообще не могут управлять своим вниманием – слишком много соблазнов вокруг. И они только смотрят, ловя манящие и мигающие огоньки, ничего не понимая, а лишь качаясь в этом мареве, которое то приближается, то отдаляется, то колется, то ласкается. Их стимулируют и они реагируют. Но они и сами толком не понимают – на что они реагируют.

Сегодняшние дети разучились играть самостоятельно. «Мам, поиграй со мной»,— канючат дети. Вся игра большинства маленьких девочек заключается в том, что они срывают одежду со своей «Барби» и взлохмачивают ее волосы». Игры мальчиков – это бесконечные пинки, тычки, перемежаемые гримасничаньем и обезьяньими ужимками.

У одной моей знакомой есть две дочки-близняшки, абсолютно одинаковые. Обе учатся в третьем классе, но до сих пор не могут нормально одеться самостоятельно. В школу они могут явиться в перекрученных колготках, надетых коленками назад и в свитерах, вывернутых наизнанку. Они постоянно нуждаются в присмотре и их нельзя оставить дома одних ни на секунду. В классе и во дворе они ни с кем не общаются и даже дома занимают круговую оборону. Учатся плохо, ничего не запоминают. Основное их занятие – это беготня до рвоты, сопровождаемая пронзительным визгом, драки с рычанием, плевки, глупый смех и бесконечные кривляния. И ни одного слова! «Сплошные ужимки, гримасы,— говорит их мать,— Уже третий класс, а они, словно в глубоком детстве застряли». И это – психически нормальные дети, воспитывающиеся в интеллигентной и небедной семье.

Современные дети находятся сегодня в условиях социальной депривации. Они, по сути, изолированы от своих сверстников и насильно вовлечены во взрослую жизнь раньше срока. Ушли в прошлое дворы, где дети играли все вместе. Сегодня каждый ребенок существует отдельно. Он испуган и всего боится. Он боится животных, людей, сверстников, призраков, монстров. Он подвержен многим болезням, в том числе, психическим. Он очень одинок и с детства постигает истину, что «есть я» и «есть все другие», то есть, враги. И этот расколотый мир становится сердцевиной его вероисповедания.

Что касается умственной задержки, то это особая тема для разговора. Если прежде считали, что задержки в речевом и психическом развитии происходят по причине недостатка информации, то сегодня врачи констатируют, что чрезмерная перестимуляция информацией также способствует слабоумию.

При перегрузке информацией наступает состояние дезориентированности, когда человек начинает вести себя, как шизофреник. Если к этому состоянию добавляется стресс от постоянных реорганизаций в учебных программах и смена правил, то в головах школьников наступает замешательство, то есть, полная дезориентированность.

В тщетной попытке приспособиться к изменениям, дети хватаются то за одно, то за другое и ни на чем не могут остановиться. Учащихся заставляют быстро переходить от одной задачи к другой и по каждой принимать решение. Задачи так часто меняются, что возбужденный человек, переходя от одной задачи к другой, только и может бормотать: «Решение, решение…»

«Человек,— пишет ЭЛВИН ТОФФЛЕР,— испытывает расстройство от того, что в задачах, требующих принятия решений, заключены противоположные требования. Это разрушает людей, делает их слабыми».

Ученые доказали, что чрезмерная стимуляция на сенсорном уровне (то есть, на уровне чувства) вызывает искажение восприятия. Это мигающий свет, агрессивная музыка, быстрое мелькание кадров в рекламе. Информационная перегрузка ослабляет способность думать. Человек, изнасилованный перестимуляцией, выглядит, как идиот с остекленевшими глазами.

Кроме психических нарушений, информационная и сенсорная перестимуляция вызывают нарушения гармональные. Человек, принужденный постоянно приспосабливаться, находится в состоянии повышенной опасности. Это значит – в состоянии непрекращающегося стресса. На каждый стресс организм отвечает выбросом огромного количества энергии, зарезервированной на крайний случай.

Сегодня вся коммерческая реклама побуждает к выбросу такой энергии. «Адреналин,— вопят глупые обманутые подростки,— это круто!» Они не понимают, что адреналин – это жизнь, вытекающая из них.

При стрессе первая реакция всегда очень интенсивна. Психологи называют ее «ориентационным ответом», когда организм, нащупывая почву для «ответа», приготавливается к обороне. В это время работа организма происходит в режиме «тревога»: зрачки расширяются (там происходит фотохимическая реакция), слух и мускулы напрягаются, пальцы холодеют (потому что сжимаются артерии), легкие и сердце работают в измененном режиме. Организм сразу выбрасывает «кусок» мгновенной энергии, дополняя его энергией, высвобождаемой из жизненного резерва (НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС).

Если напряжение не отступает, то прорываются обе линии обороны организма – нервная и гормональная. Если человек систематически живет в конфликтной ситуации, то надпочечники начинают усиленно производить кортикостероиды, которые ускоряют метаболизм в организме, повышают давление крови. Они превращают жир и протеин в расщепленную энергию, удовлетворяя повышенные запросы организма. Вот это и есть стресс, который измеряется количеством кортикостероидов к катехоламинов (адреналин, норадреналин), содержащихся в моче. В этом случае адреналин поднимается, примерно, на 70%, а норадреналин на 35%.

ДОКТОР ЛЕННОРТ ЛЕВИ (директор Клиники Стресса Лаборатории Госпиталя Каролинка в Стокгольме) доказал, что постоянно повторяющаяся реакция адаптации чрезвычайно опасна, так как влечет нарастание активности эндокринной системы и ведет к необратимым процессам.

ДОКТОР РЕНЕ ДЮБОС, написавший книгу «ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ», утверждает, что «можно перегрузить эндокринную систему стимуляцией… Это будет иметь физиологические последствия, которые будут проявляться в течение всей жизни…»

ГАНС СЕЛЬЕ, канадский биолог и врач, разработавший учение о стрессе говорил, что «длительная стимуляция ведет не только к сексуальным нарушениям, но и к их выключению… Ведет к ускорению жирового метаболизма (то есть, к диабету). Простуда также может быть результатом длительной адаптации».

«Человек не эластичен до бесконечности,— говорят современные исследователи. – Если его насиловать бесконечными изменениями, он получит «шок будущего».

Эта дикая свистопляска жизни, эта «программа» по дезориентации людей, была навязана России американскими штатами, но до сих пор существует и развивается, несмотря на то, что молодое поколение, воспитанное целиком на этих программах, наглядно демонстрирует причудливый букет всевозможным извращений: слабоумие, агрессию, лживость и цинизм. Конечно, не все «дети» такие, но тем хуже для них, потому что жить им придется среди ТАКОГО БОЛЬШИНСТВА.

Создается впечатление, что это молодое поколение явилось из нацистских застенков, где их воспитывали на крови, ненависти и страхе. Они большей частью невежественны, дезориентированы, одиноки, эгоистичны и нуждаются во внешнем управлении. Это пустые формы, в которые можно вложить любое содержение. Это рабы, всегда готовые принять любое руководство. Это несчастнейшие люди, которых с детства приучили к стрессу, а на непрерывный стресс человек может ответить только скудоумием и кратковременным существованием.

 


Спасибо  

Ваше сообщения отправлено.